Translate

понедельник, 29 апреля 2013 г.


— Желание есть, шансов — мало. Россия по-прежнему остается закрытым государством. Мы ведь даже не умеем улыбаться! На Западе в нас видят дикарей. Надо научиться смотреть на свою страну со стороны, а не махать вилкой с пельменем и кричать: «У нас лучшие дизайнеры»!
— Вы называли самыми стильными женщинами России Ренату Литвинову, Илзе Лиепу и Майю Плисецкую. А как насчет мужчин?
— Тяжело с этим. Ну из политиков это Герман Греф. Он у нас часто модничает — розовые рубашки надевает. Из шоу-бизнеса лучше всех одевается Максим Галкин, из актеров — Олег Меньшиков.
— Что любят носить богатые россиянки?
— Наши дамы любят носить бренды. Им нравится, чтобы на вещи было написано Dolce Gabana, Versace. Они хотят служить ходячей рекламой. Не обладая собственным вкусом, они прикрываются безвкусием сотрудников этих фирм, чтобы заявить о своем богатстве.
— Что будет модно в следующем сезоне?
— В моду войдут подкладные плечики и леггинсы из 80-х. Модными останутся черный, серый, коричневый цвета. Сильна окажется мусульманская тенденция: женщины будут стараться прикрывать себя.
— Много денег тратите на одежду?
— У меня есть огромная коллекция. Поэтому на себя я никогда не буду тратиться. Я лучше куплю платья XVIII века. Это глупо — покупать себе драгоценные вещи. Я просто знаю, что мне идет. Мой совет: чтобы всегда хорошо выглядеть, почаще смотритесь в зеркало. Оно — первый ваш судья.
— Есть любимые экспозиции в коллекции?
— Нет. Там более 10 000 экземпляров. Я, конечно, пропускаю их через себя, но не успеваю полюбить.
— В чем секрет успеха ваших книг?
— Просто все хотят знать моду. Все, что я выпускаю, находит отклик в сердцах, потому что мои книги оригинальны. Счастье их в том, что они становятся бестселлерами при жизни автора.
— Есть новые проекты?
— Сейчас я работаю над книгой по истории русского интерьера и продолжаю серию «История в открытках». Будет 25 выпусков, пока вышло восемь. Готовятся проекты «Русские красавицы-2», «Русские денди», «Рождественская мода», «Пасхальная мода» и «Наши питомцы» — о моде на кошек и собак.
— Вы работали для журналов Vogue и Harper’s Bazaar. Как относитесь к братьям по перу?
— Нормально. Я привык ко всему, что обо мне пишут. Всякая реклама прекрасна. Главное, чтобы имя и фамилия были правильно напечатаны.
— Без каких предметов быта не можете прожить?
— В принципе могу прожить без всех. Раньше я прекрасно жил без телефона. Теперь у меня их два, и я ненавижу оба. Это глупо: что-то тыкать, нажимать. У меня нет микроволновки. Я не умею водить машину. У меня нет кондиционера ни в одном из домов, хотя у меня их пять.
— А без какой одежды не можете обойтись?
— Без шарфика.
— Сколько их у вас?
— Не знаю. Вы же не считаете, сколько у вас пар носков?
— С чего начинается ваше утро?
— Мое утро начинается с вечера. Делаю процедуры со своим лицом, чтобы завтра быть не таким уж противным.
— Как еще следите за собой?
— Не употребляю алкоголь и кофе. Зато черный чай пью с утра до вечера. Стараюсь принимать витамин С. Гимнастику я не делаю, некогда, хотя знаю — надо.
Борьба блондинок и брюнеток
(Из авторской лекции Александра Васильева «История прически»)
• Блондинка в мужском представлении олицетворяет глупую женщину. Брюнетка — умную. Поэтому все анекдоты вокруг блондинок. Самый популярный во Франции: «У блондинок часто волосы завиваются не вовнутрь, а в обратную сторону. «Знаете почему?» «Не знаю», — пожимает плечами блондинка, и ее волосы завиваются таким образом».
• В Древней Греции средством осветления волос был детский понос. Модницы ходили на базар и покупали его в больших горшках.
• В Риме считалось, что блондинка — женщина легкого поведения, а брюнетка — хорошая мать.
• Мужчины эпохи барокко отращивали волосы, челку, маленькую бородку и усики. Эта прическа считалась очень мужской. Сейчас такую носит только Филипп Киркоров, и вы не представляете его самым мужественным мужчиной нашей страны.
• Самой прекрасной женщиной 90-х считалась итальянская певица Лина Кавальери. Все женщины хотели походить на нее, как сейчас все хотят походить на Ксению Собчак или балерину Сволочкову. (Цитата приведена дословно. — Авт.)
• Почти весь человеческий волос на рынке для шиньонов и париков — китайский. Вам не обидно, что мы рубим волосы у китаянок?
• Общество состоит на 60% из женщин. Мы живем в тотальном бабьем царстве.
• Лучше быть прекрасной старухой, чем старой девочкой.
• Будущее моды представляется мне как победа неевропейского стиля. Наше население через 50 лет будет шоколадного цвета. И только в Челябинске будет все по-другому.
Маэстро научил одеваться… и раздеваться
По утверждению Александра Васильева, сексуальность — это загадка, скрытая под одеждой. Что считалось обольстительным и приковывало взгляды в античности, в эпоху дворцовых переворотов и после Великой Отечественной войны? Чем завлекает сегодняшняя реклама одежды? И почему нельзя подражать современным девушкам с обложки? Мы узнали это из авторской лекции маэстро «Мода и секс».
Васильев начал свой рассказ с античности. Люди того времени не знали, что такое стыд. Обнаженные скульптуры, сохранившиеся с той поры, наглядно и без преувеличения показывают, какими были греки.
Четко пропорциональные фигуры, хороший пресс, длинные ноги, широкие плечи у мужчин и маленькая круглая грудь у женщин. Отношение к красоте было близко к фашистскому. Детей, родившихся с какими-либо недостатками, сбрасывали в море.
Выживали сильные, смелые и красивые. Прятать свое совершенство под одеждами никто не хотел. Легкие накидки с драпировками в некоторых местах почти ничего не скрывали. Олимпийские игры так и вовсе проводились нагишом. Стыд пришел из Рима. Христианская религия объявила запрет на любование телом.
Во времена инквизиции появились корсеты… вместе с поясом верности. И то и другое изготавливалось из железа. Чтобы кожа была белоснежной, женщины принимали ванны из молока. Пили толченый мел и уксус — для бледности.
Мужчины в эпоху Ренессанса решили выделить некоторые свои части тела. В моду вошли гульфики — мешочки, которые выкраивались по определенной форме и набивались конским волосом и песком. Вот откуда появилось выражение «из него песок сыплется».
Означало оно настолько старого человека, что у него даже гульфик протерся и прохудился. Сначала гульфики изготавливались в тон костюму. Вскоре они стали расшиваться яркими камнями, бисером, и ткань для них уже подбиралась контрастная — все для того, чтобы невольно приковать женский взгляд к этой модной штучке.
И вот в чести оказались пополневшие Венеры. Наступили времена барокко. Эталоном красоты стала королева Франции Мария Медичи: 100 в груди, 100 в бедрах, 100 в талии.
— Никогда не худейте! — учит Васильев. — Одни мужчины любят полненьких, другие в этом открыто признаются. Глядя в зеркало, успокаивайте себя тем, что просто родились не в то время, а так вы писаная красавица.
У женщины должны были быть розовые щеки, повсеместная улыбка, она любила пиво, мясо, мужчин и скабрезные шутки. А еще был очень важен глубокий пупок — такой, чтобы в него можно было вылить рюмку вина.
— Проведите дома эксперимент, и поймете, насколько вы несовершенны, — шутит Васильев.
ХVIII век — эпоха опасных связей. В 12 лет девушки старались стать женщинами, чтобы в 13 родить ребенка и сдать его в монастырь, а в 14 блистать в обществе.
Корсеты были такими глубокими, что грудь порой выскакивала из них. Матери учили дочерей, как надевать подвязки, как соблазнять.
И вот пришел век добродетели — ХIХ. Он принес с собой юбки-обручи (чтобы мужчина не мог подойти к женщине непристойно близко), кринолины, длинные панталоны и чулки до колена, крепившиеся на подвязках.
Недоступность ценилась как никогда. Интересны образчики подвязок, дошедшие до нас. Этот предмет гардероба украшался вышивкой, бисером и оригинальными надписями. Ничего пошлого, но зато как пикантно: «Будет счастлив тот, кто их застегнет».
Или вот еще подвязки, подаренные одной благочестивой даме в день ее бракосочетания: на правой написано «Если вы зашли так далеко…», на левой — «то можете подняться еще выше». Женщины носили только кремовое белье, девушки предпочитали белый цвет. Черный, а уж тем более красный, означал, что перед вами представительница древнейшей профессии.
Объем талии девушки сравнивался с объемом шеи ее поклонника. Но не все рождались осинками. Поэтому приходилось прибегать к помощи хирурга — удалять два нижних ребра. А наркоза в те времена не было. В качестве его использовалась водка. Две рюмки — и пожалуйте на стол, мадам!
Эпоха турнюра ввела в моду русалочий силуэт. Корсеты спустились до того места, на котором мы привыкли сидеть. Но в те времена дамам приходилось сидеть на бедре, вытянув ноги вбок стрункой. В сочетании с платьем в пол получалось вполне изящно, но мучительно неудобно.
В Англии появились денди — первые непрофессиональные спортсмены, следившие за своим внешним видом. Они делали эпиляцию груди расплавленным воском и носили кальсоны нежно-голубого цвета.
В ХХ веке мода менялась стремительнее, чем до этого. В военные годы женщины стригли коротко волосы и напрочь забывали, что такое женственность, а после резко спохватывались, пытаясь привлечь внимание немногочисленных вернувшихся мужчин.
Рубеж ХХ — ХХI веков ввел так называемый стиль порношик. Оказалось: чтобы прорекламировать одежду, модель нужно раздеть. Девушки из рекламы интимных услуг и модного дома нижнего белья выглядят одинаково. Sysly и Cristian Dior используют в своей рекламе лесбийскую тему.
— Предполагается, что две девушки, любящие друг друга, вместе побе-гут в магазин и купят вдвое больше одежды, — объясняет Васильев.
И вот ХХI век. Модные образы диктуют глянцевые журналы. Что мы видим в них? Если модель женского пола, то это…
— Оторва вокзального типа: крашеная блондинка без лифчика. Вся реклама бьет на секс. Мы покупаем не одежду, косметику, автомобили, украшения, а именно секс, — говорит Александр Васильев.
Впрочем, и модель мужского пола ушла недалеко от своей «сестрицы». По магазинам ходят чаще всего женщины, поэтому и в рекламе все чаще появляются полу-, а то и полностью обнаженные (как в знаменитой рекламе Lacoste) мужчины. Кто он — герой ХХI века? Открываем журнал — и видим волосатого загорелого араба с наглым выражением лица.

.

Комментариев нет:

Отправить комментарий